ЭЛЕКТРИЧЕСТВО ДОРОЖАЕТ

“КАРТА” ЗОН ПОВЫШЕННЫХ ТАРИФОВ И ДОЛГОВ

Подробнее >>>
ГДЕ ТОНКО, ТАМ ВИРУС

НЕПРОСТОЙ ТЕСТ ДЛЯ КАЗАХСТАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон


Виктория-победа над случайностью







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



“Чужие” деньги в стране “своих” Исследования

Борис Леонов
Почему в Казахстане нет хедж-фондов
Сегодня многие задаются вопросом: каким будет финансовый мир после пандемии? Есть мнения, что он изменится радикально и станет совершенно непохожим на тот, к которому мы уже вроде бы привыкли. Но есть и скептики, которые утверждают, что ничего принципиально не изменится и этот глобальный “вирусный” кризис коснется лишь некоторых сторон нашей жизни, тогда как базовые основы уже созданного миропорядка он существенно не затронет

Иногда они
возвращаются?..
Между тем произведенное в последнее время потрясение (уж во всяком случае, психологическое) подвигло многих в нашей стране поразмышлять о том, что же мы сегодня собой представляем? В самых разных сферах жизни. Судя по дискуссиям, которые в эти карантинные недели буквально кипели на виртуальных полях-просторах, множество сограждан, учитывая обилие времени на полезный досуг, анализ, чтение и изучение самых неожиданных тем, приходили к самым неожиданным для себя выводам.
Одну из таких неожиданных тем, что называется, подбросил своим недавним интервью наш незабвенный Григорий Александрович Марченко, бывший председатель Нацбанка. Правда, интервьюировал его московский тележурналист, и вопросы его касались в основном влияния коронавируса на жизнь нынешнюю и ту, которая наступит как бы после эпидемии (или пандемии), и сам Григорий Александрович в основном говорил как бы о коронавирусе.
Но вот что интересно: это интервью было разбито на две неравные части, и во второй из них, более пространной, наш бывший финансовый гуру рассказывал как раз о том, о чем и должен был рассказывать, - о главном, о своем, о финансовом. Но вот именно эта часть его рассказа почему-то оказалась впоследствии сильно сокращена, причем довольно искусно, и в виртуальный эфир попал, в конце концов, сильно урезанный вариант, где говорилось в основном об эпидемии и о том, почему она такая разрушительная.
Однако нам удалось увидеть и услышать вариант первый, где Марченко делится своим мнением о том, как эта пандемия окажет свое воздействие на экономику и финансы, и некоторые посылы из него зрителям очень даже запомнились, и их сейчас часто цитируют.
Например, мнение Марченко о том, что о многих, очень многих начинаниях и проектах в области финансов придется забыть, если не навечно, то на ближайшие и долгие годы. В частности, в области инвестирования, создания новых финансовых систем и структур. Это говорилось как раз в отношении Казахстана. Упомянул Григорий Александрович и о начинаниях, связанных с формированием новых реалий на нашем фондовом рынке.
Ничего, казалось бы, нового и неожиданного. Однако слова одного из самых известных и уважаемых в мире финансистов тут же стали предметом обсуждения и споров. В частности, участники этих дискуссий обсуждали слова Марченко по поводу мрачных перспектив в области инвестирования в казахстанские проекты. Это если иметь в виду иностранных инвесторов, а ведь об этом в последние десятилетия говорили все наши крупные чиновники от экономики. Иностранное инвестирование - это основа развития многих и многих отраслей нашего народного хозяйства. Не говоря уже о развитии таких наших финансовых структур, как, например, различные фонды, рынки ценных бумаг, финансовые центры.
И что же? Если верить сказанному, то многие начинания так и не смогут реализоваться? Но, думается, нет особого смысла излагать бесчисленные сегодняшние прогнозы о том, что будет и чего не будет после пандемии. Гораздо важнее осмыслить, почему многое из того, что намечалось задолго до нынешнего кризиса, не появилось и что этому помешало?

 

alt

Григорий Марченко


В списках
не значатся
О создании различных инвестиционных фондов у нас говорилось очень много, они должны были стать некими драйверами развития финансовой системы. Упомянул о них и Григорий Марченко. Это и венчурные, и интервальные, и паевые, и хедж-фонды.
На сайте Investfunds.kz, где, как утверждают его создатели, содержится “полная база инвестиционных фондов Казахстана”, есть информация о семи таких фондах, но, что интересно, там нет, например, ни одного хедж-фонда. Мы попробовали выяснить у администрации сайта, почему. Но вразумительного ответа так и не получили. А объяснение, что, мол, “отдельные инвестиционные фонды, представленные в нашей базе, вполне могут считаться и хедж-фондами”, мы оставляем на совести администраторов самого сайта.
Но, наверное, нелишне пояснить, что это такое - хедж-фонды. Если обратиться к стандартному определению, которое приводится на всех информационных справочных ресурсах, то это такие инвестиционные фонды, которые ориентированы на “максимизацию доходности при заданном риске или минимизацию рисков для заданной доходности”. В физическом же плане это пул активов инвесторов, “управляющийся профессионалами в интересах инвесторов”. Слово hedge в английском языке имеет несколько значений, но общее - это преграда, защита, страховка, гарантия.
На самом деле, если говорить простым языком, то хедж-фонд - это компания, которая управляет вашими деньгами в соответствии с вашими интересами. К примеру, вам очень хочется скупить медные рудники в Южной Америке. Фонд найдет, организует, оформит и будет контролировать их деятельность - вплоть до назначения в этих компаниях финансовых директоров, лишь бы вы спали спокойно.
Условия работы фондов разные, но в основном сводятся к получению на ваших деньгах дохода и для себя, а также гонорара за успех, если результат превысил ваши ожидания. Фонды прозрачны в своей деятельности, их пристально контролируют госорганы, да и достаточно одной ошибки, чтобы вылететь с этого рынка. Но вот это, как говорится, пока не про нас, о чем скажем ниже.
Поясним еще, что хедж-фонд - это инвестиционный фонд, стратегия работы которого нацелена на максимальную прибыль от спекуляций при снижении (защиты) риска от спекулятивных операций на рынке. Инвестиционным, по сути, он является для клиента, вкладывающего в такой фонд свои денежные средства. Внутри фонда управляющий совсем не обязательно будет заниматься инвестиционными сделками, его задача за счет поиска торговых решений достичь прироста капитала инвесторов в такой фонд. Самые лучшие операции для максимизации прибыли - спекуляции, то есть краткосрочные операции на рынке.
Почему же тогда такой фонд называют хедж-фондом, а не фондом спекуляций? Все дело в том, что инвестор пытается защитить свои деньги - да, он хочет доходность “погорячее”, но при этом боится терять вложения. Поэтому управляющий пытается делать свои операции защищенными от просадок капитала, применяя для этого тактики хеджирования (защиты) рисков. То есть от английского hedge - и термин “хеджирование”.
Подобные фонды в странах с жесткой регуляцией (США, Великобритания, Европейский союз) популярны у квалифицированных инвесторов. Для участия в таком фонде требуются опыт работы на финансовых рынках и определенная сумма денежных средств. Для США, например, это сумма от 5 миллионов долларов. Но, как правило, такие фонды открываются в офшорных юрисдикциях. Обычно это заморские территории Великобритании - Каймановы или Виргинские острова. Сумма инвестиций в такой офшорный хедж-фонд - около 100 000 долларов США.
Добавим еще, что юридически хедж-фонд - это инвестиционное партнерство, во главе которого стоит генеральный партнер, управляющая компания. Партнеры с ограниченной ответственностью (инвесторы) не участвуют в управлении компанией и не несут ответственности свыше вложенного ими капитала. То есть инвесторы просто вкладывают деньги, а управляющий ими управляет.
В Казахстане есть Единый пенсионный фонд, который тоже должен работать на низких рисках с максимально достижимой доходностью (своего рода хедж-фонд, только не частный), а также Фонд национального благосостояния (тоже накопление с хеджированием). Но есть и квази-фонды - а это уже финансовые пирамиды. Они тоже есть, несмотря на то, что у нас принят Закон “Об инвестиционных и венчурных фондах”.
И, наконец, в нашей стране в 2008 году работал международный хедж-фонд QVT, который стал известен у нас тем, что воевал с новыми акционерами одного из возникших в те годы казахстанских банков за свой небольшой и неголосующий пакет акций в 11 процентов. Судебные тяжбы, в которых фонд отстаивал деньги своих инвесторов, продлились почти 11 месяцев и окончились мировым соглашением, согласно которому инвесторы не потеряли ничего. Именно так и должен работать хедж-фонд.
Через несколько лет, по нашим данным, этот фонд с казахстанского рынка ушел.

 

alt


Большие планы
для маленькой
страны
Как мы уже упомянули выше, на нашем финансовом рынке место этого фонда до сих пор не занято никем. То есть таких фондов у нас попросту нет.
Вот как прокомментировал это американец Саймон Фентхам-Флетчер, портфельный управляющий агентства “Ренессанс Управление активами”, который в свое время консультировал многие иностранные финансовые структуры, намеревавшиеся обосноваться на казахстанском рынке:
- С точки зрения фондового рынка для серьезных фондов, в том числе и хедж-фондов, Казахстан, к сожалению, малоинтересен. Сам рынок маловат, да и отношение местных эмитентов, госорганов и судов в спорных ситуациях не в пользу иностранцев.
А вот мнение Адиля Нургожина, управляющего директора АО “Национальный управляющий холдинг “Байтерек”:
- Да, Казахстан как рынок не интересен иностранным инвесторам. Причина - небольшое население, удаленность от всех возможных логистических путей и моря, низкая покупательская способность и так далее.
Это утверждение само по себе удивительно, если учесть, что наши чиновники на самом высоком уровне постоянно говорят о привлечении именно крупных иностранных инвесторов в страну. Мы поинтересовались у одного из известных казахстанских юристов Евгения Сейпульника - так ли обстоят дела, как это подает Саймон Фентхам-Флетчер. Уточним также, что Евгений Сейпульник и консультирует, и нередко юридически защищает интересы иностранных инвестиционных компаний, работающих в Казахстане.
- За всю мою юридическую практику не было ни одного случая в суде, когда действительно было бы вынесено справедливое решение в пользу инвесторов, - считает юрист. - Более того, имидж компании, у которой много денег, наоборот, работает против нее. Суды нередко явно злорадствуют, когда инвесторы теряют деньги. Эта практика, на мой взгляд, свела к нулю желание вкладывать деньги в ценные бумаги наших эмитентов.
Тем не менее попытки не только привлечь, но и создать в стране хедж-фонды все-таки предпринимаются. Вот что не так давно сказал Ернур Рысмагамбетов, член правления АО “Международный Финансовый центр “Астана”:
- Мы пригласили троих международных экспертов, которые открывали и руководили хедж-фондами. Один открыл с нуля и продал хедж-фонд, то есть прошел достаточно большой путь в этом направлении. Второй создал свой хедж-фонд буквально два-три месяца назад, он только начинает этот путь, получив инвестицию. Третий эксперт создал венчурный фонд.
Как пояснил Рысмагамбетов, все эти эксперты в какой-то мере связаны с Казахстаном. Один из них, к примеру, год работал в нашей стране, второй является одним из членов совета директоров локальной компании, третий переехал в Лондон из Казахстана.
- Мы хотим, чтобы они на личном примере пояснили нашим потенциальным инвесторам, что такое хедж-фонд по своей практической сути, - продолжил он. - Потихоньку мы идем к этапу, когда нужно вовлекаться в развитие бизнеса МФЦА. И я думаю, что в следующем году появится уже наш, местный хедж-фонд. Это не фонд, пришедший с Запада, а местные ребята, которые его создадут.
Само это начинание, конечно, достойно всяческих похвал, но все же без иностранного участия нам, видимо, здесь по-прежнему не обойтись. Вот что на этот счет говорит Адиль Нургожин, управляющий директор холдинга “Байтерек”:
- Если мы, как маленькая страна, не будем интегрироваться с большими финансовыми экосистемами, нам, собственно говоря, ничего и не светит. Вот и все. Сделать это можно через управляющие компании (они будут управлять фондами), которые уже работают на рынке. Мы эти компании и стараемся привлечь. Открываем здесь офисы, даем денег в управление против их денег. Растим стартап и инвестируем, даем возможность им выходить на большие рынки. Эта модель должна быть у нас. И у нас нет иного выбора. Мы уже опоздали с формированием большого числа проектов, и, если мы сейчас не будем этого делать, у нас здесь ничего не будет.
Если подытожить, хотим сказать то, о чем нам говорили и говорят практически все наши эксперты и собеседники: для создания у нас полноценного рынка ценных бумаг необходима совершенно иная деловая этика, которой пока в стране просто нет. Как сказал нам один из спикеров, попросивший его не называть: основная причина того, что здесь не хотят работать крупные финансовые структуры, - это неисполнение обязательств нашими компаниями.
В нынешнем мире провести роуд-шоу и привлечь деньги - это практически подвиг. Но как только деньги получены, обставить (это мягко говоря) инвестора стало нашей местной традицией.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Наши награды    

Календарь
«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Июль 2020 (25)
Июнь 2020 (235)
Май 2020 (204)
Апрель 2020 (163)
Март 2020 (125)
Февраль 2020 (137)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение