КУДА КАТИТСЯ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ТРАНСПОРТ

ЕСТЬ ЛИ У НЕГО БУДУЩЕЕ?

Подробнее >>>
ЛИБРА НА СМЕНУ ДОЛЛАРУ

МИРОВАЯ ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА МОЖЕТ ПРЕТЕРПЕТЬ ИЗМЕНЕНИЯ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон


Виктория-победа над случайностью







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Ушел и не вернулся Исследования

Григорий Заславский, театральный обозреватель “РИА Новости”
“Надо провести санацию театра на Таганке”, - воскликнула одна моя хорошая знакомая. Не могу сказать, что ее предложение кажется мне избыточно радикальным. Ну а как еще?
Говорили же, что он вернется, можно предположить, что как раз этими ожиданиями (и ими в том числе) объяснялся аншлаг на последнем в этом сезоне спектакле на Таганке. Кстати, сыграли недавнюю премьеру - спектакль Любимова “Маска и душа”. Зал был переполнен, в таких случаях принято говорить: зрители висели на люстрах. Скажу честно: если бы Любимовым был я, то, конечно, прервал бы отпуск и прилетел в Москву из Венгрии или Италии (не знаю наверняка, где Любимов находится сейчас) и вошел бы в зал на финальных аплодисментах. Это были бы его аплодисменты. И его победа. Сейчас скажу, почему.
Театр часто называют семьей, хороший театр - хорошая семья, плохой сравнивают с плохими, несчастливыми. На Таганке дело дошло до развода. Если муж с женой разругались и развелись, но при этом муж оставляет жене трехкомнатную или пятикомнатную квартиру, а сам уезжает в неизвестном направлении и селится там у приятелей, муж выглядит жертвой, а жена - нет. Юрий Петрович Любимов оставил актерам театр, а сам ушел. Валерий Золотухин, который, как обычно, перед спектаклем продавал в фойе свои книжечки и тут же надписывал желающим, выглядел победителем, в белой рубашке, как говорится, при параде... А в чем, в чем его победа?
alt
Актеры, жалуясь на своего теперь уже бывшего худрука, говорили - словами плохими нас называл. И Любимов, не давая поселиться сомнениям, тут же эти самые слова и повторял, не стеснялся.
Ругаться вообще плохо. Ну а когда Любимов терпел все, что творили его актеры, когда Золотухин, о чем он сам в своих же книжках и описал, выпивал, злоупотреблял, так сказать, Любимов же не увольнял актера, терпел... Память актерская, как девичья.
Все равно, когда слушаешь перед началом спектакля его обращение к публике, это знаменитое: “...Заранее благодарю вас! И умоля-я-ю вас, дорогие зрители, жвачку в кресла не вмазывайте!” - в этот момент ты невольно жалеешь его, а не их, которые следом выходят на сцену.
Спектакль сыграли, как обычно. Спектакль, можно признать это не кривя душой не лучший - у Любимова даже в последние годы были лучше. Сценография, в которой, как указано, кроме прочего, “отдельные предметы... предоставлены семьей Любимовых”. Зачем - непонятно. В театре, как известно, настоящие предметы часто проигрывают бутафории. Сцены из отдельных рассказов так и остаются отдельно, сами по себе, одни лучше, другие менее внятными и удачными... Сыграли - разошлись. Если бы не пьяный зритель, которого в какой-то момент супруга вывела из зала, да чей-то одинокий выкрик во время аплодисментов “Браво, Любимов!”, так и ничего исключительного, журналистам писать не о чем. Рядовой спектакль, конец сезона.
Что теперь? Первым делом надо изменить устав театра на Таганке. Известные процедуры, согласования и подписи, требуют некоторого времени. В театре многие рассчитывают, что директором назначат, как того и просит профсоюз Театра на Таганке, народного артиста Валерия Золотухина, ему же, думают в театре, доверят и временное, до сентября, исполнение обязанностей худрука.
Кто-то, возможно, помнит, что Любимов не забывал сделать Золотухину замечание, что тот ведет в фойе театра несанкционированную торговлю. Став директором, Золотухин поневоле обязан будет запретить самому себе эту несанкционированную торговлю в неположенном месте. Или же оборудовать место и сдать его... себе... в аренду. А иначе нельзя.
В семейных отношениях, когда супруги подают на развод, им сперва предлагают подумать. “Разводите, чего тут думать”, - чаще всего слышат в ответ. В истории Таганки, думается, самое страшное уже произошло, случилось давно: Любимову, с одной стороны, и актерам - с другой, стало неинтересно друг с другом. Любовь прошла - нормально. С нею ушло и любопытство, интерес друг к другу. Им уже не было интересно, что он там придумает, что предложит сыграть, ему - как они сыграют. Все. Театру - конец.
Трудовой конфликт остался. Все, что говорил Юрий Петрович про контракты, важно, контракты очень нужны в театре. Было бы о чем договариваться. Когда актриса рассказывает в интервью, что занята была в репертуаре мало, поэтому зарплата у нее на Таганке невысокая, 27 тысяч в месяц, я понимаю, что в этот момент думает о ней и вообще о театре врач, например. Плохо думает. Зарплаты на Таганке, получается, нормальные, не в деньгах дело - если, конечно, не думать о том, что денег всегда мало...
Если пытаться философствовать, так придется признать, что разлад начался тогда, в конце 80-х, когда Любимов вернулся, кстати, по личному приглашению актера Николая Губенко. Они не смогли ему простить лет, проведенных благополучно на Западе, что ему было легко, когда им - особенно трудно... Собственно говоря, именно это и не простили. И начали копить обиды... Воспользовавшись поэтическими строчками Ахматовой, можно сказать, что “он не был со своим народом там, где народ, к несчастью, был”. Актеры испытывали понятную зависть к его благополучию, в том числе материальному.
Что будет дальше? Ничего хорошего. Признаюсь, я не понимаю, как это возможно - написать письмо, в котором фактически просить их защитить от Любимова и продолжать играть его спектакли, то есть зарабатывать деньги, имена, совершенствовать свое профессиональное мастерство на том, что сделано его руками, его талантом.
Пытаюсь представить себе: назначают и вправду руководить театром Валерия Золотухина. Он в сложной, с этической точки зрения, ситуации: надо же поддерживать в идеальном состоянии спектакли, поставленные человеком, который сперва их обидел, потом они, обидевшись, отказались от него и обидели... Какая-то патовая ситуация.
Санация - может, самый верный выход? Но кто же решится на такое?
Можно сказать наверняка, чего не будет - лучше не будет. Новый театр построить на этом месте можно, а этот вернуть к жизни - по-моему, нет. Если бы я был Любимовым, повторяю, я бы вернулся. А если был бы врачом, поставил театру диагноз. Неутешительный. Полученные и отчасти нанесенные собственными руками травмы - из тех, про которые говорят: несовместимые с жизнью.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Июль 2020 (15)
Июнь 2020 (235)
Май 2020 (204)
Апрель 2020 (163)
Март 2020 (125)
Февраль 2020 (137)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение